Стать драйвером развития российской энергетики

«Изменение климата — это глобальный вызов, и для нас важно сделать свой вклад в декарбонизацию мировой экономики. Поэтому снижение выбросов парниковых газов становится для «Полюса» важным фактором при определении подхода к энергообеспечению производственных активов» —  Павел Грачев, генеральный директор ПАО «Полюс»

  Климат планеты катастрофически меняется, и это уже неоспоримый факт. Как бороться с этим явлением? Что избавит планету от смертоносного загрязнения? Ключевым аспектом трансформации мировой экономики становится сегодня переход на возобновляемые источники энергии, цель которого — предотвращение дестабилизации климата. Это подтверждается чрезвычайно высокой востребованностью экологически чистой возобновляемой электроэнергии.

Необходимость перехода с ископаемого топлива на энергию из возобновляемых ресурсов осознают многие российские предприятия, но реализуют на практике единицы — слишком это сложный и трудоемкий процесс. «Полюс» стала первой крупной золотодобывающей компанией в мире, которая смогла целиком закрыть свои потребности в электроэнергии за счет «зелёных» источников. Как это происходило, рассказывает директор департамента развития энергетики ПАО «Полюс» Алексей Каплун.

 

— Алексей Александрович, почему было принято решение двигаться в сторону «зеленой» энергии?

— С точки зрения энергетики у «Полюса» есть большое преимущество: все наши производственные компании имеют сетевое подключение. В отличие от многих наших коллег по отрасли, у нас нет промышленных активов, основа электроснабжения которых — дизельное топливо. Мы напрямую сотрудничаем с основными инфраструктурными организациями, такими как ФСК, «Россети», сетевые компании холдинга «РусГидро». Поэтому на всех территориях, где присутствует «Полюс» (а это, напомню, Красноярский край, Иркутская и Магаданская области, Якутия), существует большая вовлеченность в процессы сетевого строительства, эксплуатации сетей, развития генерации. Это позволяет нам быть в тренде актуальных направлений развития энергетики регионов и в какой-то мере даже участвовать в выработке тех или иных решений, которые касаются всей отрасли, а не только деятельности самой компании.

Использование промышленными предприятиями возобновляемых источников энергии (ВИЭ) — это безусловный мировой тренд. Именно с этим и было связано наше стремление добиться 100%-го перехода на «зеленые» источники в части электроэнергетики. В первом квартале этого года мы наконец реализовали эту задачу.

 — За счет чего это удалось сделать? Какие ВИЭ сейчас используете?

— Мы сделали ставку на гидроэнергетику. Заключили прямые договоры поставок со станциями, принадлежащими «РусГидро» и «АЛРОСе». Этого хватило для того, чтобы закрыть 90% наших потребностей в электроэнергии. Оставшуюся часть мы дополнили за счет так называемых «зеленых» сертификатов, Renewable Energy Certificates (REC). Такие сертификаты дают гарантию того, что мы пользуемся «чистой» электроэнергией, выработанной посредством возобновляемых источников. В общей сложности приобрели 303 460 сертификатов, этого объема хватило, чтобы покрыть первый квартал 2021 года.

 — В дальнейшем продолжите такую практику?

— Если говорить о стопроцентном закрытии наших потребностей в электроэнергии за счет ВИЭ — то да, безусловно. Раз уж мы взяли эту планку один раз, теперь обязаны ее постоянно поддерживать. А вот структура поставок будет меняться. Мы продолжаем развивать наши партнерские отношения с «РусГидро» и «АЛРОСой», в наших планах постепенное увеличение доли прямых договоров по поставкам возобновляемой электроэнергии и, соответственно, уменьшение количества сертификатов.

 — Что это дает компании — имидж, экономию ресурсов или что-то еще?

— Для нас это не хайп и не вопрос имиджа, мы к такому результату шли достаточно давно. Здесь надо сказать большое спасибо министерству энергетики, которое в свое время инициировало и разработало соответствующий федеральный закон о возможности заключения прямых договоров в изолированных энергосистемах. Нам это очень помогло — мы были первыми, кто заключил реальные контракты в рамках этого закона. В итоге выиграл и поставщик энергии, который получает дополнительный доход, и наша компания. То есть в нашем случае за счет «зеленой» энергии наши затраты на покупку электроэнергии в Магаданской области сократились примерно на четверть.

Второй аспект — экология. Так, мы остановили электровыработку нашей ТЭЦ в Красноярском крае, заместив ее гидрогенерацией. При этом, помимо чисто экономической эффективности, мы снизили объем выбросов парниковых газов на 285 тыс. тонн в год.

 — От ископаемых источников совсем отказались?

— В части электроэнергетики — да. Однако у нас осталась в работе тепловая станция, переведённая в режим котельной, которая работает на угольном топливе и вырабатывает тепловую энергию, работают угольные котельные. Теплоснабжение — это отдельная история. Она требует других технических решений, поэтому применить тот же подход, что и с электроэнергетикой, невозможно. Мы понимаем, как можно технологически обеспечить перевод и теплоснабжения на ВИЭ в обозримой перспективе, но сейчас, в отличие от электроснабжения, для нас это экономически неэффективно. Поэтому в части теплоснабжения будем двигаться постепенно. При этом наша долгосрочная стратегия — добиться полного перехода на «чистую» энергию и низкоуглеродное топливо.

 — Есть ли перспектива использования других видов ВИЭ в золотодобывающей сфере — солнце, ветер?

— Еще в период моей работы в «РАО ЭС Востока» мы начинали реализацию программы развития возобновляемой энергетики на Дальнем Востоке. У многих промышленных компаний на этой территории есть отдельные производственные площадки, которые обеспечиваются энергией за счет привозного дизельного топлива. Мы видели, что для них использование объектов ВИЭ как замещение дорогого дизеля является более экономически эффективным.

Для «Полюса» это не так актуально: как я уже сказал, наши предприятия подключены к сетям, что дает возможность более дешевого электроснабжения по сравнению с дизелем, поэтому сейчас прямого экономического стимула строить солнечные или ветряные станции как основные объекты энергоснабжения у нас нет.

Но это не значит, что мы не будем этим заниматься. Так, мы прорабатываем возможность строительства солнечной станции для нужд «Полюс Алдана» для электроснабжения отдельных производственных участков. Также начнем измерение ветропотенциала на одной из площадок в Магадане, чтобы оценить целесообразность строительства там ветростанции. Вот такие локальные истории для снабжения определенной группы потребителей в рамках нашего большого производства могут быть интересными. Это актуально и для многих других предприятий из добывающей и металлургической отраслей. Тем более сейчас действуют меры поддержки со стороны государства — этим можно воспользоваться, чтобы повысить эффективность компании при строительстве объектов ВИЭ.

 — Есть ли какие-то риски для крупных промышленных предприятий при использовании «зеленой» энергии?

— Ключевая проблема использования альтернативных источников энергии в производстве — отсутствие гарантированной выработки. Сегодня есть солнце, завтра нет, летом солнца много, зимой мало. Так же непостоянны и ветер, и гидроэнергетика. Для каждого вида ВИЭ нужно искать свои способы, чтобы уменьшить влияние таких колебаний, например, за счет использования накопителей энергии.

В случае с сетевым подключением предприятия такие проблемы отсутствуют. Вся выработанная ВИЭ электроэнергия поступает в единую сеть, и если какой-то отдельный год является, например, маловодным, то недостаток объемов будет замещен другими поставщиками. Поэтому для предприятий, которые так же, как «Полюс», включены в общую сеть, в такой модели нет никаких рисков.

 — Если вопросы к ВИЭ все-таки существуют, зачем компаниям искать возможности для перехода на «чистую» энергию? Можно ли в сложившихся сегодня условиях продолжать работать по старинке, на ископаемом топливе?

— Есть хорошая фраза: «Каменный век закончился не потому, что закончились камни». Это полностью отражает текущую ситуацию. На планете по-прежнему есть достаточные запасы нефти, угля, газа. Тем не менее компании во всем мире переходят на «зеленую» энергию, потому что жизнь не стоит на месте, технологии развиваются. Приходит понимание, что надо использовать более экологичные подходы, при этом оставаясь экономически эффективными. По мере развития технологий они будут становиться все более и более доступными, соответственно, это будет стимулировать компании к переходу на «зеленую» энергию.

И я в данном случае не занимаюсь визионерством, эти рассуждения имеют абсолютно практическую основу. Уже сейчас, планируя дальнейшее развитие энергетической инфраструктуры «Полюса», мы должны четко представлять, в каком направлении будут развиваться технологии. Согласитесь, публичной компании бессмысленно планировать, условно говоря, строительство новой угольной станции, если уже к 2030 году использование угля будет считаться моветоном среди большинства стран.

Тогда возникают вопросы: а какие источники энергии будут в приоритете к этому времени? Есть ли уже сейчас поставщики необходимого оборудования? Можем ли мы сегодня начать его внедрять, чтобы полностью подготовить компанию к моменту, когда это будет мейнстримом? Именно отвечая на подобные технологические вызовы, мы принимаем конкретные решения — в том числе связанные с переходом на «зеленую» энергию.

 — Какие технологии вы считаете самыми перспективными? Может ли основным источником энергии стать водород, о котором так много сейчас говорят?

— Перспективными будут все технологии, которые базируются на снижении углеродного следа. Водород — одна из них. Не единственная, но, наверное, основная на сегодняшний день. Она решает сразу несколько проблем в энергетике. Во-первых, вопрос доставки к потребителям. Сейчас электроэнергия или газ транспортируются по сетям, а это огромные капитальные затраты на их строительство — особенно для таких стран, как Россия с ее большой территорией. Удешевление технологий безопасной транспортировки водорода решает проблему не только хранения электроэнергии, но и ее транспортировки на любые расстояния.

Во-вторых, водород — это абсолютно безуглеродная история. Все, что остается после выработки энергии из водорода, — просто вода. Огромный выигрыш для экологии! Неслучайно сегодня развитие водородных технологий становится ключевой стратегией большинства государств. В том числе и нашей страны. Разработана концепция развития водородной энергетики, начинают создаваться меры поддержки подобных проектов. Прошедший недавно Петербургский экономический форум показал весьма высокий интерес к климатической повестке в целом и к водороду в частности среди многих участников. Появляется спрос на проекты, в том числе международные, в этой области. Как ответ на этот спрос некоторое время назад была создана отдельная, независимая от основного бизнеса «Полюса» компания «Н2 Чистая Энергетика», которая развивает проекты по производству и дальнейшему экспорту так называемого «зеленого» водорода. Другими словами, водород — это не просто разговоры экспертов, не просто любопытный тренд, а наше, скорее всего, уже ближайшее будущее.

 

Беседовала Наталья Горова

Совместный материал с ПАО «Полюс»

www.genvostok.media